Брат-2

Большую роль, даже огромную, играл и играет в моей жизни брат Валерий, который старше меня на 4 года. В обиходе, после выхода на экраны одноимённого фильма, мы называем друг друга не иначе как «Брат-2». Я его, так же, как и он меня, очень сильно люблю.

Как и многие младшие братья, я тоже прошёл через донашивание за ним одежды. Конечно же, мне было обидно, что ему часто все новое покупают, а мне гораздо реже. А ему наверняка было обидно за то, что я младший, а значит любимчик у родителей.

На лыжах мы любили кататься

На лыжах мы любили кататься

Характер у брата был, да и остаётся сейчас – не мёд. Сейчас, с высоты прожитых лет, я вижу что он весь в отца. В мгновение ока его настроение может поменяться с доброжелательного на прямо противоположное из-за какой-то мелочи, которая для него становится неким катализатором для бурной реакции. Тогда он становится деспотом и тираном, гундосом и занудой. Попытки сгладить или каким-то образом «затушить огонь» приводят к абсолютно противоположному эффекту. Только сам себя он может успокоить, один. Такое поведение у отца проявляется более ярко и эмоционально, но думаю в батином возрасте Валерик его превзойдёт. Тяпнут ещё «горя» его дети, Вовик с Виталиком. Поживём – увидим. Хотелось бы, чтобы я был не прав.

Впрочем, у него гнев на милость может смениться так же быстро. Но неприятный осадок от высказанных слов остаётся всегда и надолго. Возможно, если бы мы жили друг к другу ближе и виделись чаще, наши отношения были бы более холодными.

Так как брат старше меня, мне приходилось идти по пути, уже пройденному им, иногда обходить совершенные братом ошибки.

Это он научил меня тому, что на первой парте в школе сидеть гораздо лучше, чем на какой-нибудь другой. В то время брат сидел за одной партой с Борей Фининым.

До этого мы с Витьком Борисовым сидели где-то на третьей парте у окна. Мать его, Нина Макарьевна, как и моя, работала учителем в школе. Наши родители дружили и довольно-таки часто заходили друг другу в гости. Поэтому, можно сказать, мы были с Витькой друзьями с раннего детства. Естественно, что на уроках баловались, кто-то отвлекал нас сзади, кого-то мы спереди. Поэтому частенько получали замечания, тем более, что мы учительские дети и с нас был особый спрос.

Однажды нас даже вызвали в учительскую – «песочить». Какие же мы сделали кислые рожи, когда нас там воспитывал весь педагогический коллектив в присутствии родителей.

Выйдя из учительской, мы с Витькой так рассмеялись, что долго не могли остановиться: он вспомнил с каким кислым лицом стоял «на ковре» я, а я в свою очередь описал его бледный вид.

На нашем балконе

На нашем балконе

Как правило, на первую парту садили менее успевающих учеников, чтобы они были под контролем. А на «галёрке» сидели в основном те, кто вообще не хотел учиться, хотя бывали и исключения из этого правила.

И вот по совету брата мы попросились на первую парту, сославшись на то, что плохо слышим и плохо видим. И тут нам попёрло просто… Учителя, как правило, следят за порядком и дисциплиной на задних рядах и стоят между первым и вторым рядами парт. То есть, мы оказываемся у учителя за спиной. Это и играет нам на руку. Мы могли спокойно списывать, если надо, шептаться, переписываться, да и спереди нас уже отвлекать никто не мог.

Особого мастерства мы достигли в подсказках, когда одного из нас вызывали к доске. Без единого слова, только мимикой и жестами мы могли подсказывать практически по всем точным наукам, будь то физика, химия или царица всех наук – математика. С гуманитарными науками было посложнее, особенно у меня были проблемы с датами в истории, ну память плохая…

Благодаря брату я выучил множество стихотворений из школьной программы ещё до того, как мне их задавали учить. Представьте, он сидит и зубрит:

«Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Москва, спалённая пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, ещё какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!».
Как тут не запомнить!

Это только благодаря ему, я выучил:

Немного лет тому назад,
Там, где, сливаяся, шумят,
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры

***

Ко мне он кинулся на грудь:
Но в горло я успел воткнуть
И там два раза повернуть
Моё оружье… Он завыл,
Рванулся из последних сил,
И мы, сплетясь, как пара змей,
Обнявшись крепче двух друзей,
Упали разом, и во мгле
Бой продолжался на земле.

Или известное стихотворение В. Маяковского:

Я волком бы
                     выгрыз
                                бюрократизм.
К мандатам
                    почтения нету.
К любым
                чертям с матерями
                                                  катись
любая бумажка.
Но эту…
Я
    достаю
                 из широких штанин
дубликатом
                 бесценного груза.
Читайте,
           завидуйте,
                                  я –
гражданин
                  Советского Союза.

Мне всегда было интересно то, что учит брат. И в школе, и когда он уже учился в техникуме. У него я учился пользоваться логарифмической линейкой, рисовать, чертить, да и ещё много чему.

Вместе мы проводили массу времени. Больше всего, конечно, играли и дрались. Ох, как мы жестоко дрались… Все начиналось всегда с игр или совместного выполнения обязанностей по дому. Потом слово за слово и понеслась. В детстве разница в возрасте на четыре года довольно ощутима. Поэтому мне всегда доставалось, разве я мог его победить.

Помню как-то, спасаясь от него, я забрался на стол и стал отбиваться ногами. А он изловчился, поймал меня за ноги и сдёрнул со стола. Нормально тогда я громыхнулся на пол с метровой высоты на спину.

Конечно же было больно и обидно каждый раз. Разумеется, я плакал, а Валерка всегда меня подначивал: заплачь, заплачь, заплачь… Зато я брательнику всегда отрывал пуговицы на рубашке. Получалось всё очень просто: я хватал брата за грудки чтобы ограничить движения его рук. А он меня с силой отталкивал для того, чтобы получить необходимую дистанцию для прицельного удара. Держался за рубаху я крепко и пуговицы веером разлетались по комнате. Кстати, это помогало. Как правило, драка на этом заканчивалась. А мама приходила с работы и весь вечер их пришивала. А на следующий день опять. Доставалось за эти пуговицы обычно мне… и было от того ещё обиднее.

Фото с Доски Почёта завода "Химмаш"

Фото с Доски Почёта завода «Химмаш»

Как-то однажды, во время очередной потасовки, я заехал брательнику куда-то по лицу, и, видимо, очень больно. Он разозлился и погнался за мной, хотел весьма сильно меня ударить. А я перед самым его носом стеклянную дверь в прихожую взял и захлопнул. А удар-то уже пошёл и пришёлся прямо в стекло. Разбил вдребезги, руку всю изрезал об острые края. Это ж только в кино прыгают через окна и ни одной царапины… Мы оба сильно испугались, резко помирились сразу и давай бинтовать раны.

Из домашних игр отчётливо запомнился хоккей. В зале стоял четырёхугольный дубовый стол. Это были ворота. Валера был нападающим, конечно же Валерием Харламовым, кумиром всех пацанов. А я на воротах Третьяком. Играли чёрным резиновым мячом, шайбой же на полу не поиграешь. Мне сделали проволочную маску на лицо, щитки разные, вместо ловушки – рукавица огромная. На воротах мне приходилось стоять на коленях, так как стол был обыкновенной стандартной высоты. Мы так увлекались игрой и производили столько шума, что соседка снизу, тётя Лена Баканова зачастую барабанила нам по батареям отопления, а иногда и приходила ругаться.

Мы успокаивались на время, потом начинали опять, стараясь соблюдать тишину. Но потом опять увлекались игрой и в азарте барабанили по полу клюшками.

Это в то время, в далёком 1972 году состоялась историческая суперсерия хоккейных матчей сборной СССР с профессионалами НХЛ. Вся страна была увлечена хоккеем. Каждый мальчишка, да и многие девчонки, могли перечислить всю хоккейную сборную не только по фамилиям, но и по тройкам нападающих и по пятёркам.

Вот каким был состав нашей сборной. Каждое имя – легенда! С советской стороны в суперсерии участвовали 27 игроков. Это вратари Владислав Третьяк (ЦСКА), Александр Сидельников («Крылья Советов»), Виктор Зингер («Спартак»), защитники Владимир Лутченко, Геннадий Цыганков, Александр Гусев, Александр Рагулин, Виктор Кузькин (все – ЦСКА), Валерий Васильев («Динамо»), Юрий Ляпкин, Евгений Паладьев (оба – «Спартак»), Юрий Шаталов («Крылья Советов»), нападающие Валерий Харламов, Борис Михайлов, Владимир Петров, Юрий Блинов, Владимир Викулов, Александр Волчков, Евгений Мишаков (все – ЦСКА), Александр Мальцев («Динамо»), Александр Якушев, Владимир Шадрин, Евгений Зимин, Вячеслав Старшинов, Александр Мартынюк (все – «Спартак»), Юрий Лебедев, Вячеслав Анисин, Александр Бодунов (все – «Крылья Советов»). Компанию хоккеистам московских клубов составил ленинградский армеец Вячеслав Солодухин. Тренерами сборной были Всеволод Бобров и Борис Кулагин.

Оказалось, что наши хоккеисты могут побеждать хвалёных канадцев. Наша сборная выступила на равных. Вот так выглядят результаты тех матчей. КАНАДА – СССР: 2-го сентября. Монреаль. 3:7; 4-го сентября. Торонто. 4:1; 6-го сентября. Виннипег. 4:4; 8-го сентября. Ванкувер. 3:5. СССР – КАНАДА: 22-го сентября. Москва. 5:4; 24-го сентября. Москва. 2:3; 26-го сентября. Москва. 3:4; 28-го сентября. Москва. 5:6. В результате СССР одержал 3 победы, 1 матч свёл в ничью, и имел 4 поражения (разница шайб 32–31 в пользу СССР).

Не было тогда цветных телевизоров. Цветное изображение хоккейных матчей можно было встретить только в журнале «Огонёк» или купить, если повезёт, набор открыток. Интересный журнал или газету ни купить, ни выписать в те времена было невозможно, только по великому блату. А как хотелось иметь цветные фото с матчей звёзд! Выход нашёлся как-то сам по себе. Мы шли в городскую библиотеку, брали подшивку журналов, садились кружочком в читальном зале и аккуратно вырезали лезвием бритвы эти фотографии, т. е. попросту воровали. Потом все это расклеивалось на стены в нашей с братом комнате. Практически весь угол возле письменного стола был завешан такими картинками с изображением как советских, так и канадских кумиров. Эспозито, Хендерсон, Кларк, Д. Халл, Курнуайе – фамилии этих канадских звёзд были у всех на устах.

Это об этом хоккее пел В. Высоцкий:

Профессионалам по разным каналам –
То много, то мало – на банковский счёт,
А наши ребята за ту же зарплату
Уже семикратно уходят вперёд.

Пусть в высшей лиге плетут интриги
И пусть канадским зовут хоккей,
За нами слово, до встречи снова,
А футболисты – до лучших дней!

Был у брата отдельный ящик в комоде. С ключиком. Он туда складывал всякие ценности в виде болтиков, гаечек, ножей, картинок и прочего хлама, типа мелких запчастей от велосипеда. Помните ту детскую песенку? Там писалось именно о нас. Вот пара куплетов:

Из чего же, из чего же, из чего же Сделаны наши мальчишки?
Из веснушек И хлопушек, Из линеек И батареек Сделаны наши мальчишки!

Из чего же, из чего же, из чего же Сделаны наши мальчишки?
Из пружинок И картинок, Из стекляшек И промокашек Сделаны наши мальчишки!

Брат мне принципиально не показывал, что он там хранит. У меня тоже был ящик с такими же нужными и ненужными вещицами, но без ключа. Мне ужасно любопытно было, что хранится у брата и я периодически предпринимал попытки взлома путём подбора ключей. И когда, наконец, я добился своего, оказалось, что ничего особенного у него нет.

Тогда у нас зародился культ накопительства денег. Родители каждый день давали в школу по 20 копеек на пирожки. Вместо четырёх пирожков по 5 копеек покупалось два или три, в зависимости от аппетита, а сдача в копилку.

«Отступление»

04.08.2008 г. Сегодня умер великий русский писатель-правдоруб Александр Солженицын.

Подавляющее большинство известных личностей сделали своё имя скрывая правду, хотя каждого подмывает рубануть с высоты своих знаний. Солженицын – на её раскрытии.

Взял «Последний великий писатель России» и отрёкся от всех партий, профсоюзов и других общественных организаций. Дескать, я болею только за Россию…

Я тоже обрадовался, когда жгли партийные билеты. Но всё вернулось. Теперь опять загоняют кнутом наших детей в пионеры, в БПСМ, в БРСМ, в «Белую Русь», в профсоюзы… Для чего? Чтобы кто-то жил, и жил очень хорошо, на членские взносы.

Кому нужны эти профсоюзы, допустившие переход на контрактную основу? Куда теперь идут профсоюзные взносы? На содержание профсоюзного аппарата, на развлечения для профсоюзной верхушки. Я не знаю ни одного примера, случая из жизни, когда наши профсоюзы отстояли права своего члена.

Постоянно хотелось применять полученные знания на практике. Как-то раз брат увидел, что у соседа, его друга, Сашки Ершова есть радио дома, а у нас нет. Посмотрел он, как у них подключено и решил, что в нашей квартире радио тоже не помешает. Клеммы для подключения мы быстро нашли за обоями в прихожей и пристроили для этих целей телефонный динамик, естественно, без согласующего трансформатора. В результате у всех соседей радио перестало работать, за то у нас динамик орал вовсю. Правда, включали мы радио только когда родителей дома не было. Нутром чувствовали, что делаем что-то противоправное. Но недолго нам пришлось радоваться. Нас быстро вычислили. Пришёл монтёр, отругал нас, да ещё родителям нажаловался. Хорошо, что хоть не оштрафовали.

Всего просмотров: 0

Share

Похожие записи

1 результат

  1. людмила:

    А дальше? Хотим еще.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *