Школа

Да, так уж случилось, я подрос и пошёл в школу. В 1 классе я был маленьким по росту – первым или вторым с конца. К выпуску стал одним из самых высоких в классе.

Первой моей учительницей была Анна Александровна Бессонова. Полная женщина с металлическими зубами, но не противная, а наоборот, очень добрая. Считалось, что она лучший учитель младших классов. Посадили меня с какой-то девчонкой, даже не помню с кем, на 2 й парте в первом от двери ряду. Начальную школу почти и не помню. Так, какие-то отрывки.

Помню как описался на одном из первых уроков Мишка Фролов, потому что боялся попроситься выйти в туалет. Думал, что засмеют, а получилось, что опозорился ещё сильней и надолго.

Главное в начальной школе научиться читать, считать и писать. Писали мы тогда перьевыми ручками за 2 копейки. Частенько были перепачканы чернилами. Было очень завидно, что у учительницы в наших тетрадях получаются такие красивые буквы, которые она писала красными чернилами. В наше время прописей ещё не продавали, и она выводила образцы букв, цифр, а потом слов и предложений в каждой из наших 30 ти тетрадей. Мы ещё учились писать буквы с завитушками на концах, и я горжусь этим. Потом их написание сильно упростили.

Однажды на перемене Толька Коркунов поссорился с Валеркой Сугором. Один другому засадил «перо» в живот. Рана была не глубокая, всё-таки через одежду, но до крови…

Много внимания тогда уделялось творчеству. Мы много вышивали, лепили и клеили разные поделки.

Постоянно нас тестировали на скорость чтения. Всегда впереди была Верочка Спирина – внучка директора школы. Отец у неё был командиром атомной подводной лодки. Поэтому жила она по несколько месяцев у деда. Иногда куда-то пропадала на полгода, потом опять приезжала к нам учиться дальше.

В дальнейшем нам стали разрешать пользоваться чернильными авторучками. Но не всем, а только тем, кто уже научился красиво писать обыкновенной перьевой.

В те времена, особенно зимой, очень не хотелось идти в школу. Поэтому проснувшись, мы всегда бежали к термометру за окном, смотреть, нет ли мороза. Обычно отменялись занятия, если мороз был сильнее 30 градусов. Иногда родители нас жалели и не будили, если по радио было объявлено об отмене занятий. Но, если официального объявления по радио не было, в школу нас всегда отправляли, хотя в сильный мороз могло придти всего 5–6 человек. Домой нас не отпускали, но и учителя на нас время не сильно тратили. Давали нам задание и уходили решать свои проблемы: все равно урок не засчитан.

Вместе с тем, в любой мороз нас невозможно было удержать дома. В школу идти не надо, но гулять-то не запрещено!!!

Не одной школой мы жили.

Да, это сейчас компьютеры и прочие развлечения на дому. А тогда почти все игры были на улице, на свежем воздухе. Гоняли на великах друг за другом в догонялки, падали, разбивали носы, локти и коленки. Футбол начинался на первом сухом пятачке ранней весной. В хоккей играли на дороге, укатанной автомашинами. Заливали каток вёдрами. Однажды даже выпросили автоцистерну у командира части для заливки катка. Играли в войну, казаков-разбойников, вышибалы, пионербол, в лапту, да и ещё во много чего.

Например, популярно в детстве было делать так называемые клады. Где-нибудь в укромном месте выкапывалась ямка. Туда складывались разные красивые вещички: фантики от конфет, камушки, цветные стёклышки и тому подобное. Все это накрывалось куском стекла, а потом тщательно маскировалось. Место держалось в глубокой тайне. Но, конечно, одному любоваться такой красотой со временем надоедало. Подмывало кому-нибудь показать, как у меня красиво все получилось. Обычно тайной делились только с самыми близкими друзьями, кому доверяешь. Ну уж не было предела горю, если кто-то наткнулся на твой клад и разорил его…

Но самыми популярными занятиями летом были футбол и велосипед, а зимой – катание на лыжах, на санках и хоккей.

По поводу футбола, мы постоянно решали одну и ту же проблему: установить ворота приближенные по размерам к настоящим, и обязательно с сеткой, чтобы не бегать за мячом. Сколько мы этих ворот переставили, не перечесть. А сколько сеток у нас украли, и мы доставали где-то новые! Второй проблемой были мячи. Новых мячей достать было невозможно, а в магазине они стоили очень дорого. Приходилось ждать пока кто-нибудь из родителей не принесёт списанный мяч. Мы его зашивали, скидывались на новую камеру и играли. Ниппельный мяч тогда был вообще редкостью.

Играли часами и не уставали. Вспоминается, как нам давал «мастер-класс» Валера Сутарихин, который работал хирургом. Мы построились, как дворовая команда, в одну шеренгу по росту. Наш учитель разбежался и показал удар «сухой лист». Мяч ушёл в небо, перевалил за берёзы и приземлился далеко-далеко в зарослях малины и прочих колючек. Вся наша команда решила, что мяч лопнул от удара такой силы. Мы долго его искали, но всё-таки нашли, к нашему счастью, целым.

Несколько раз я играл за школьную команду на соревнованиях «Кожаный мяч», но Фортуна к нам всегда поворачивалась задом. Периоды были сокращёнными, по 15 минут и за это время нам не удавалось побороть волнение и играть, как обычно, результативно.

Был со мной и вообще занимательный случай. Как-то собралось довольно-таки много народу, чтобы поиграть в мини-футбол. Так у нас называлась игра в маленькие ворота, где-то шириной метра полтора и высотой в метр. Я в это время катался на велосипеде, совсем новом и, естественно, положил велосипед где-то за воротами.

Матч был долгим и напряжённым. Закончили мы его только с наступлением темноты, когда мяча уже не стало видно. Мы победили и счастливые пошли домой, обсуждая самые важные моменты матча. Каждый наперебой хотел отметить свои заслуги. И я совсем забыл про велосипед.

Утром пришёл сосед, Кольки Селезнёва отец. Хотел на моем велосипеде перевезти картошку с поля. Пошли мы с ним в сарай, а велосипеда-то и нет. И тут я вспомнил вчерашний вечер. Побежал на футбольное поле, но увы. Велосипед уже кто-то прибрал к рукам. Конечно, если бы мы дотемна не заигрались, я бы его увидел или кто-нибудь из пацанов.

Со слезами на глазах пришёл я в предчувствии наказания. Видно уж больно у меня вид был безрадостный и убитый. Родители выслушали меня и ругать не стали. От этого было ещё обиднее.

Вообще-то поколение наших с братом детей в корне отличается от нашего. Теперь какие-то все неумехи, а мы кажется, умели всё.

Я уже и не помню со скольких лет я начал сам ремонтировать велосипед. Как правило, собиралась целая бригада мальчишек около чьего-то сарая и начиналось техническое обслуживание. Разбирались втулки, снимались педали и все, что хватало силы открутить. Все запчасти мылись в керосине или бензине, тщательно протирались, смазывались солидолом и собирались в обратном порядке. Особенно ценилась «вертолётная» смазка, которую в воинской вертолётной части доставал отец. Она не плавилась на жаре и мы её за это ценили. Если какой-то подшипник разрушался его заменяли. Деньги на запчасти доставались из копилок, в редком случае выпрашивались у родителей. Каждый из нас умел клеить пробитые камеры самостоятельно. Запах резинового клея теперь можно унюхать лишь в сапожной мастерской, и он каждый раз навевает воспоминания о детских годах.

Грязный велосипед у нас вообще считался признаком плохого тона.

Теперешнему поколению не только отремонтировать, даже помыть велосипед лень. И самое интересное, что этому нас не учили родители: это передавалось от одного поколения дворовых ребят другому.

А сколько раз мы ранили ножом руки! Почему? Да потому, что постоянно что-то строгали. То свистульки, то пистолеты, то кораблики.

Действительно, чем можно заниматься, допустим, весной.

Кругом текут ручьи, тает снег, греет весеннее солнце. Запах весны передать невозможно словами. Разве усидишь дома. Но чем заняться на улице?

Кораблики. С ними столько связано. Мы устраивали соревнования на огромных лужах. Теперь такие лужи редкость, потому, что земля не промерзает так глубоко, как раньше, да и снега зимой уже не столько.

Каждый старался сделать самый быстроходный кораблик. Делали мы их из всяких материалов. Самые тихоходные из дерева, так как доска быстро впитывала влагу и корабли становился очень тяжёлым. Иногда везло и получалось найти в сосновом бору толстый кусок коры. Из него кораблики получались побыстрее. Ну, а самые быстроходные были из пористого пенопласта, который найти было не так легко. Отец брал такие кусочки у художника-оформителя опять же в воинской части. Вот во время вырезания корпуса кораблика и срывался нож в самый неподходящий момент. Прямо по пальцу, рана иногда была до кости. Палец заматывался какой-нибудь тряпочкой, иногда, если повезёт и бинтом, предварительно посыпав стрептоцидом, если дело происходило дома.

Кораблики были и одномачтовые и двух и трёх. Кто на что горазд. Собиралось десяток человек и начинались соревнования: чей кораблик первым переплывёт на другую сторону. Добиться этого было не так-то легко. Кораблики плыли иногда не в ту строну из-за неправильной постановки парусов. Иногда просто переворачивались от порывов ветра. В общем, и в этом деле необходимо было определённое мастерство, инженерная мысль.

Нашей с братом радости не было предела, когда дядя Саша подарил нам модель катера. Был он настоящий, из магазина, сделанный из пластмассы, которая только начала входить в нашу жизнь. У катера был моторчик который работал от плоских батареек. Правда заряда батарейки хватало ненадолго…

С возрастом начали появляться и новые виды спорта, которыми я начал увлекаться.

Как-то военные притащили старый бильярд, видимо в часть купили новый. Поставили его под открытым небом. Играли все кому не лень. Днём мы, ребятня, а после службы и офицеры с прапорщиками баловались.

Очень популярен в нашем доме был волейбол. И вроде бы народу не так много было. А собиралось по три-четыре команды. Играли на вылет.

По мере прихода офицеров со службы, потихоньку собирался народ на волейбольной площадке. Сначала 2–3 человека становились в кружок для разминки. Потом подтягивалось все больше и больше народу. Начинали игру четыре на четыре человека. Пока не было взрослых, меня приглашали в одну из команд. Учился играть: подавать и принимать подачи, делать пасы, блокировку и нападающие удары. Волейбол мне понравился, и я записался в школьную секцию. Посещал её до конца учёбы в школе, выступал на различных соревнованиях.

Наш тренер, он же учитель физкультуры, Валентин Машкин, вёл ещё и секцию лыжного спорта. Поэтому приходилось частенько выступать и в лыжных гонках, и в легкоатлетических кроссах, для массовости. Он всегда говорил, что в волейбол играют ногами. Следовательно, надо их развивать. Но бегать я не любил, да так и не научился полностью выкладываться на дистанции. Поэтому никогда не выигрывал в таких видах спорта.

Был однажды такой случай. Выставили меня бежать кросс за школьную команду. А мама как раз привезла из Молдавии новенькие красные с белыми лампасами атласные спортивные трусы. Как известно, Молдавия – соседка Румынии. Вот на румынском базаре она и приобрела мне подарок.

Встали на линию старта. Таких трусов ни у кого нет. Я самый крутой!

Все наверное подумали, что только у хорошего спортсмена могут быть такие трусы. После старта меня все вежливо пропустили вперёд. Я бегу первым, все – за мной. Видимо, после нескольких сотен метров, народ допетрил, что я темп взял слабый и начали меня обходить и справа и слева. В общем, финишировал я в своих труселях одним из последних.

Одно время я посещал секцию бокса. Организовал её один из офицеров, по-моему, фамилия его была Овчинников. Он говорил, что когда-то тренировался с известным тогда боксёром Вячеславом Лемешевым. Правда это или нет, не знаю до сих пор.

Занятия проходили в деревянном клубе, который стоял неподалёку от нашего дома. Одна из комнат была отведена под спортзал, где был турник, брусья, штанга, куча матов.

Первой проблемой стали перчатки. Опять же выручил отец и привёз с работы две пары: коричневые и чёрные.

В секцию ходило человек 8 разного возраста: Сашка Баканов, Витька Борисов, несколько офицеров и ребят постарше из города. Гонял тренер нас беспощадно. Бегали зимой в одних майках по мосту через железную дорогу – «дыхалку» тренировали и не болели.

Как-то раз так затренировались, что я своему другу, Витьке Борисову, в нос ни за что заехал. Вышли мы с тренировки, а он решил меня напугать и имитировал удар, но бить не хотел. Просто замахнулся. Ну, а у меня уже реакция выработалась, я ему и заехал. Но он не обиделся – так посмеялись немножко.

После того, как я несколько раз пришёл с синяками и разбитым носом, мать посещать секцию мне запретила, да вскоре и тренер убыл к новому месту службы. Саша Баканов и ещё несколько ребят продолжали некоторое время заниматься и даже ездили на соревнования в районный центр Дзержинск, но успеха не добились. Карьера боксёра закончилась и у них.

Телевизор "Старт"

Телевизор «Старт»

Также одним из развлечений было кино, клуб им. К. Маркса. В те далёкие времена не в каждой квартире был телевизор. Помню наш первый – «Старт». Черно-белый с небольшим экраном и двумя ручками по бокам. Естественно, он был ламповый и, конечно же, часто ломался. Отец постоянно предпринимал попытки установить такую антенну, которая будет принимать все каналы, которых-то и было только три: два московских и Горьковское телевидение. Но всеволновой антенны так и не смог сделать. На крыше стояло несколько антенн, работающих на определённой частоте. Сначала антенны приходилось постоянно вставлять и вынимать из соответствующего гнезда, потом был внедрён в жизнь специальный переключатель.

Ну, а если хотелось посмотреть цветной или заграничный фильм надо было идти в кино. Помню, как привезли новый фантастический фильм «Фантомас», и все последующие его серии. Билеты купить было невозможно. Особенно было обидно, когда ты уже подобрался к окошку кассы, а тебя эта неуправляемая масса народа просто отжимает и несёт куда-то в другую сторону или просто-напросто окошко захлопывается: билетов больше нет. В одиночку билет купить было нереально. Должна была быть группа поддержки, которая отталкивала «чужих» и пропихивала к кассе своего человека. Несколько раз толпа буквально снимала двери с петель, сносили с ног стоящих контролёров. Народ с шумом, с билетами и без них врывался в зал, доходило до драки за места. Несколько раз по этой причине сеансы попросту отменялись…

Всего просмотров: 0

Share

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *